Краснодарский край, г. Белореченск
т. 8-918-185-84-24

 

 "Старые традиции,   новое качество"

Блог

 

 
    С древнейших времен на Северном Кавказе существовала страна Черкасия. Границы ее простирались от Боспора до реки Тана (Дон). Подробно о черкасах рассказал австрийский посол в Москве Сигизмунд Герберштейн. В 1527 г. он выпустил книгу «Записки о Московитских делах», 
получившую широкую известность на Западе. В этой книге он сделал заключение о близости языков, которыми пользуются «поляки и русские, властвующие на весьма широком пространстве, и черкасы — пятигорцы у Понта (Черного моря)». О черкасах он сообщал: «Русские утверждают, что это христиане, что они живут независимо по своим законам, а церковную службу выполняют по греческому обряду на славянском языке, которым они пользуются главным образом в жизни. И это 1527 г.! До присоединения Пятигорья к имперской России оставалось двести пятьдесят лет, а между Пятигорским Княжеством и Московской Русью, в Диком Поле, за Доном, кочевали тогда крымчаки и ногайцы. Свое сочинение С. Герберштейн снабдил картой, где он вполне определенно очертил границы расселения донских черкасов, а также древнего Пятигорского Княжества на Северном Кавказе. Он даже указал крест, стоящий на самой высокой вершине Пятигорья, то есть на горе Бештау. 
Известны и другие географические карты той эпохи. Пятигорских черкасов на Северном Кавказе мы обнаруживаем на карте Дженкинсона, крупного деятеля английской «Московской компании, который четырежды пересек Россию от Белого моря до Астрахани в 1557-1562 годах. 
Составлена эта карта была для практических торговых нужд (не по преданиям), поэтому она максимально достоверна. 
На карте голландского картографа Гесселя Герритса, составленной в 1613 г. мы находим народ пятигоры, которые на этой карте помещены в земли аланов (асов). 
В те же годы хорватский писатель Мавро Орбини (архимандрит Рагский) назвал пятигорцев и черкасов большим и могущественным народом и поставил их в ряд с другими великими народами. 
Так о черкасах пишет известный исследователь причерноморской истории и культуры Александр Асов: 
"В русских летописях имя черкасов применялось ко всем народам, проживающим на территории Черкасии, а также к предкам Днепровских казаков. После прихода в Донские степи половцев и падения Черкасского государства (Томотарканской державы) на границах Киевской Руси стали скапливаться ее недавние жители: торки, берендеи, торпеи и другие. Всех их называли черными клобуками (черными папахами)". 
А в московском летописном своде конца XV в. под годом 1152 говорилось: 
«Все черные клобуки» еже зовутся черкасы». 
На Днепре имя "черкасы" закрепилось за казаками и много раз встречалось в русских летописях. Причем - тот народ, который фигурирует в них под именем черкасов, по современным польским данным известен как казаки. 
Русский историк Н. М. Карамзин писал: 
«Имя казаков в России древнее Батыева нашествия». 
Черкасы скопились у Днепра в XI в. под давлением кочевников, пришедших из Азии. Враждебные половцам, они объединились в часть ордынских казаков. 
 
В XI-XII в. по данным историков Болтина и Татищева, Курский баскак (губернатор) Ахмат вызвал еще одну часть черкасов с горы Бештау и Пятигорья. И эти казаки-черкасы построили на Днепре город, названный их именем, — Черкассы. 
Живший среди черкасов в XV в. генуэзец Георгий Интериано в своих воспоминаниях «Жизнь циков, именуемых циркасами» писал: 
«Они исповедовали христианство по греческому обряду. Детей крестили в возрасте восьми лет, группами. 
Знатные не входили в храм, пока им не исполнялось 60 лет. Каждый из них, как и все другие, жил и промышлял добычей; и поэтому они считали, что своим присутствием осквернят храм. Поэтому оставались у входа, обязательно верхом на лошади. Перестав же участвовать в набегах, они начинали ходить в церковь и присутствовать при богослужениях. Среди них различались по положению — благородные, уздени (знатные люди), слуги и рабы. 
Благородные большую часть времени проводили в седле. Эти владетельные господа имели много узденей, слуг и рабов и не уважали друг друга. 
Они не признавали над собой никакой власти, кроме власти Бога. Благородные знали только охоту и войну. Они предпринимали далекие походы на соседей, даже в глубину Крыма. Славились храбростью, величайшим великодушием, красотой и грацией — как мужчины, так и женщины. Но вместе с этим их быт был полон жестоких обычаев. Например, спустившись по реке Кубань и выйдя в море, они грабили всех подряд. Но тех, кто в походе терял управление лодкой, после возвращения домой оплевывали все родственники. Они вели простой образ жизни, а роскошь признавали только в оружии, ценных конях и в конском снаряжении. Всякий раз в году, когда они шили себе новые одежды и ярко-красные шелковые рубахи, их уздени просили подарить эти обновки им. И если бы благородные отказали или только проявили свою неохоту к этому, то покрыли бы себя несмываемым позором". 
 
Таким образом благородные почти всегда были одеты хуже других, но зато щеголяли сапогами, оружием и лошадьми, которых никогда не дарили и гордились этими вещами, составляющими их главную роскошь. Этот обычай сохранялся в казачестве до недавнего времени. Л. Н. Толстой так описывает своего героя кубанского казака Лукашку в повести «Казаки»: 
«На настоящем джигите все всегда широко, оборванно, небрежно; одно оружие богато. Но надето, подпоясано и пригнано это оборванное платье и оружие одним известным образом, который дается не каждому и который сразу бросается в глаза казаку или горцу». 
Генуэзец Интериано в своей книге рассказывает также о том, что черкасы брили голову, а на макушке оставляли длинный пучок волос, заложив его за левое ухо, по тому же обычаю, который известен и у запорожцев и отличал их «Войсковых товарищей». Донские казаки свои чубы так же зачесывали на левую сторону. Объяснение этому было такое. За правым плечом у человека стоит ангел, а за левым черт. И только черт из-за плеча выглянет, а здесь казак. Лишнего черкасы старались не говорить, считая, что ангел видит мысли, а черт слышит слова. Первым проповедником христианства у черкасов был апостол Симон Зидот, который погиб смертью мученика на Северном Кавказе. Распространение среди черкасов христианства относилось ко времени византийского императора Юстиниана (527-565 г.), который на их земле в Пицунде построил первый храм. 
Когда же на берегах Черного моря появились победители-турки (конец XV в.), преследовавшие христиан, черкасы подверглись частичной исламиза-ции и стали зваться черкасами. Но и принявшие магометанство еще долго праздновали Пасху, Троицу, дни Ивана Купалы и Ильи Пророка. В архитектуре своих мечетей они сохранили черты православных храмов. 
Черкасы же, сохранившие христианство и ушедшие с Кавказа, основали на Дону Черкасский городок, в котором от 1644 г. — свыше 150 лет — находился центр управления Доном и его главным войском.
7
В. Гатцук, украинский исследователь начала XXв., демонстрирует черкесское происхождение запорожских Козаков уже в совершенно категоричных тонах: "Города Канев, Черкасы, Чигирин основаны и населены Касогами, и все сельское, хуторское, поселение по обоим берегам Днепра к югу от Киева состояло тогда из Касогов. Приднепровские Касоги зажили в мире с коренным населением, - с Славянами-Полянами. Защищая себя и их (Поляне были мирным, земледельческим племенем) от грозных врагов-монголов, все надвигавшихся с востока в последующие века, храбрые Касоги "полили своей кровью днепровские берега”;... и быть может, их храбрости и военной выдержке, которыя они, живучи между Полян, передали и им, обязан в значительной мере Запад тем, что поток монгольский не разлился далее берега Днепра. Общая опасность соединяет людей. Мало по малу Касоги-Черкесы слились с Полянами и образовали, вместе с ними, так называемое Малороссийское племя. От них теперешние Малороссияне получили те свои особенности, которыя отличают чистый малорусский тип от Великороссиян - темный цвет волос и глаз, тонкия черты лица. Черкесы передали Малоруссам свою любовь к свободе, ненависть к так называемому "холопству”... От них же заимствовали Малоруссы и общий характер одежды, домашней обстановки, прежнего своего вооружения... Если прислушаться к тому, как современные Кабардинцы поют свои героические песни-былины, сродство черкесского племени с малорусским выясняется особенно ярко: тот же размер и ритм стихов, то же рифмование и такия же повышения и понижения голоса, какия слышатся в малорусских народных "думах”. Даже имя свое Черкесы передали малорусскому племени: до царствования императора Александра 1-го, — когда кавказские Черкесы, не пожелавшие добровольно покориться, были объявлены "врагами России”, - не только русский народ, но и официальные бумаги называли Малороссиян Черкасами”. 
 
Историю казаков можно разделить на два основных периода: 1) период казачьего антерьера (XVII—XVII в.в.), когда казаки были независимы; 2) период постерьера (XVIII-XX вв.), когда казаки утеряли свою независимость и оказались во власти российских императоров. Последние превратили их в мощный инструмент экспансионистской политики на Кавказе и в других регионах. Именно в период постерьера казаки деградировали в этническом отношении и были превращены в сословие. 
 
На протяжении XIV-XV в.в. наблюдается несколько волн черкесской военной эмиграции на территорию Среднего Поднепровья и Левобережной Украины. Земли эти фактически входили в состав Черкесии. Черкесские поселенцы ассимилировались среди постоянно увеличивавшегося славянского населения, но территория и народ Украины назывались Черкасией вплоть до времен Екатерины II. Различие между терминами черкес и черкас совершенно условное. Форма "черкес” вытеснила форму "черкас” лишь в XIX веке, а до этого адыгов, в большинстве случаев, называли именно черкасами. Останавливаться на русской и украинской топонимике с основой "черкас” или "черкес” нет особой необходимости по двум причинам: 1) этих примеров слишком большое количество, их хватило бы для составления отдельного словаря; 2) очень трудно установить, какой населенный пункт основан этническими черкесами, т.е. адыгами, а какой уже ославянившимися адыгами или славянами, получившими название черкасов. Пребывание адыгов-козаков или адыгов-черкасов на указанных землях оставило множество следов в языке, культуре и быте украинского народа. По мнению Л. Г. Лопатинского, украинское фамильное окончание "ко” происходит от адыгского "къо” ("къуэ”). По всей видимости, именно в период антерьера в украинский язык вошли такие адыгские слова, как нан (мать) - "нэньку”; тат (отец) - "тату”; хатэ (усадьба) - "хата”: уоркъ (всадник, дворянин) - "урка”; джэгун (играть во что-либо, играть с кем-то) - "джигун” (украинское слово, означающее повесу); ц1ык1у (маленький) - "чукать” (чукать с детьми, т.е. играть с ними, ритмично качать их по вертикали, наподобие движения всадника при верховой езде) и пр. Такая распространенная украинская фамилия как Шевченко также имеет адыгское происхождение. Она восходит к слову "шэуджэн”, которым адыги обозначали своих христианских священников. Под натиском ислама шеуджены эмигрировали к черкесам Левобережной Украины, которые по-прежнему исповедывали христианство. Их потомки естественно назывались "шэуджэныкъо”, "шэвджэнко”, "шевченко”. Другая весьма распространенная фамилия Шевчук восходит к адыгской фамилии Шевацук. Знаменитый гоголевский персонаж, Чичиков, также носит адыгскую фамилию (К1ык1ыкъо-Чичко). Часто встречающаяся фамилия Чумак происходит от украинского термина "чумак”, которым обозначали возницу повозки, запряженной быками или волами, на которой перевозили рыбу, соль и зерно. Этот украинский термин совершенно совпадает с адыгской фамилией Чамок (Цуамыкъу), которая также обозначает возницу повозки, запряженной волами. Целый ряд украинских фамилий адыгского происхождения приводит исследователь украинской ономастики Г. А. Борисенко: Абабий, Абаз, Бабий, Бабийчук, Богма, Бегма, Бех, Биба, Гужва, Дыга, Джеджелий, Дзижко, Жемела, Занько, Зигура, Зоз, Исип, Кесь, Кекух, Легеза, Лагута, Пашалп, Прихно, Чич, Шамрай, Шемет, Шахрай и др. К одной из этих фамилий принадлежал лидер антипольского восстания 1648-1656 г.г. полковник Игнянский Филон Джеджелий. Чич - до сих пор очень многочисленный клан среди адыгов-бжедугов. Кстати эта фамилия на Украине бытует еще и в виде Чичко. Еще одна известная адыгская фамилия Чуяко в виде Чуяка присутствует на Украине. Знаменитые в истории русской армии фамилии Кутузов, Гурко, Ушаков, Кайтуков - также черкесского происхождения. Знаменитый писатель Шолохов и не менее знаменитый гетман Мазепа носили черкесские фамилии. Одним из лидеров казачьего восстания 1703 г. против власти Польши на территории Правобережной Украины был полковник Абазын, чья фамилия не нуждается в комментарии.
 
 
 

                                                          На этой странице мы будем делиться информацией о истории, быте и вере Казаков.